Мой отец, Корсунский Андрей Владимирович (1915 - 1943гг.), окончил Химический факультет Московского Государственного университета (1933 – 1939гг.). До войны работал в научно-исследовательском Физико-химическом институте им. Л.Я. Карпова.

   В начале войны папа был мобилизован и определен в летное училище, где сначала учился сам, а потом стал инструктором и обучал новоприбывших. Судя по письмам, это было в Мордовии.

В 1943 году был отправлен в ряды военно-морской авиации – 46 штурмовой авиационный полк ВВС Северного флота. Из краткой истории 46-ого ШАП: «Размеры потерь летного состава полка наглядно показывают ожесточённость боев, в которых принимал участие 46-й ШАП. При штатной численности штурмового полка в 40 самолетов (40 лётчиков и 40 воздушных стрелков), за 2 с небольшим года действий на Северном флоте полк только убитыми потерял больше 130 человек, то есть более 1 полного летного состава».

   На сайте 46-ого ШАП были опубликованы воспоминания механика Ю.И. Трегубова: «В начале июня 1943 г. и в последующие дни полк совершил несколько успешных боевых вылетов с аэродрома Ваенга-2, потопив с десяток немецких кораблей. Как раз в это время командир 1-й эскадрильи капитан Колтунов и провозгласил лозунг: «Штурмовики с боевого курса не сворачивают»! Эти слова стали потом девизом для всего полка. Леонид Георгиевич Колтунов погиб в море 4 июля 1943 года вместе со штурманом эскадрильи Андреем Владимировичем Корсунским».

   В нашей семье хранится письмо с описанием этого последнего для моего отца боя, которое было получено от командования авиачасти: «4 июля 1943 г. штурман авиации, мл. лейтенант А.В. Корсунский вылетел на боевое задание с командиром Л.Г. Колтуновым на самолете ИЛ-2. На другом самолете совместно с ними вылетел другой экипаж. Врагу предполагалось нанести удар по главному аэродрому и крупному транспорту судов, шедших у берегов северной Норвегии. Пара наших самолетов встретила 12 самолетов врага! Наша двойка билась смело, сбила 2 немецких самолета и потопила транспорт. Длительное время сковывала действия самолетов врага, чтобы дать время подойти нашей основной крупной группировке самолетов, которые должны были нанести главный удар по аэродрому и каравану вражеских судов. Машина Колтунова и Корсунского получила в бою несколько попаданий и повреждений, однако решительно вела борьбу в самой гуще самолетов врага. Вторая машина также получила несколько повреждений. Когда подошли наши главные силы, сражавшаяся двойка заметила их и начала выходить из боя. Самолет Колтунова и Корсунского шел навстречу нашей группировке. Наблюдатели видели, что немцы продолжали наседать на сильно поврежденный самолет. Вскоре самолет упал в море. Это произошло в 60 км от берега в открытом Баренцевом море. Вторая машина также не дотянула до берега и упала в море в 20 км от берега. Для спасения была выслана специальная команда. Поиски длились очень долго под прикрытием особой группы самолетов. Летчик второй машины был найден только на второй день в бессознательном состоянии, но живой. Тела остальных летчиков обнаружены не были. По словам начальника штаба, эта военная операция увенчалась большим успехом, что стало возможным только благодаря умению и стойкости наших двух самолетов. Корсунский и Колтунов погибли как герои».

Когда родился мой внук, мы его назвали в честь его прадедушки - Андрей. 

Ирина Андреевна Корсунская